О методе Краткосрочной стратегической терапии

О методе Краткосрочной стратегической терапии

Сентябрь 2018 Выкл. Автор Аркадий Минин

Сегодня Краткосрочную стратегическую терапию (КСТ) принято называть искусством разрешения сложных человеческих проблем с помощью кажущихся простыми решений. Работа Дж. Нардонэ, его коллег и учеников в течение почти 30 лет доказывает, что для решения проблем, от которых человек страдал годами, не нужно такое же длительное и многотрудное избавление (лечение).

Познавать проблему посредством ее решения, вместо того, чтобы искать ее причины, является методологией исследования – вмешательства, которая отличает подход Дж.Нардонэ от других моделей психотерапии. Систематическое применение этой методологии на протяжении 20 лет привело к созданию усовершенствованных моделей вмешательства, которые соответствуют логике проблемы – протоколов работы для различных типов расстройств, что позволяет применять КСТ в случае большинства человеческих проблем, не только в клиническом, но также в более широком – социальном и образовательном — контексте. Протокол представляет собой запланированную последовательность действий – фаз терапии, которым соответствуют конкретные терапевтические маневры — с предсказуемым результатом и возможностью корректировать действия терапевта в процессе работы.

Это терапевтическое вмешательство краткосрочное. Под краткосрочностью понимается ограниченность работы количеством консультаций не более 10 для достижения значимых изменений или решения проблемы, в противном случае терапия может стать еще одной неэффективной предпринятой попыткой решения, а терапевт — сообщником проблемы. Исследование-вмешательство ориентированно, с одной стороны, на снятие симптомов, которые ограничивают жизнь человека, с другой – на изменение восприятия человеком самого себя, других и мира, для того, чтобы в конечном итоге достичь нового равновесия, которое позволяет ему научиться управлять своей реальностью, а не страдать, подвергаясь ее влиянию.

Другими словами, основная цель стратегической терапии заключается в быстром разрешении проблем и излечении расстройств, в течение длительного времени значительно ограничивающих жизнь не только самого человека, который страдает, но и его окружения. Вместе с тем, краткосрочная стратегическая психотерапия является вмешательством, приводящим к радикальным и устойчивым изменениям, а не терапией, направленной на поверхностные и симптоматические изменения.

В отличие от традиционных психологических и психиатрических теорий, стратегическая терапия не руководствуется никакой теорией о «человеческой природе», и, соответственно, никакими определениями о психической норме и патологии. В этой связи, в фокусе внимания данного подхода находится «функциональность» или «дисфункциональность» поведения человека и его отношений с окружающим миром.

Краткосрочная стратегическая терапия эффективна в широком спектре расстройств и дисфункций возникающих на протяжении всей жизни человека: от проблем личностного характера — панические атаки, агорафобия, ипохондрия, дисморфофобия, обсессивно-компульсивное расстройство, навязчивые мысли, патологическое сомнение, зависимости, сексуальные расстройства, пограничные состояния, паранойя, депрессия, расстройства пищевого поведения — анорексия, булимия, неконтролируемое пищевое поведение, вызванная рвота, до межличностных проблем — в отношениях мужчины и женщины, в семье, в социуме, проблем с воспитанием детей, их поведением.

В литературе можно найти различные модели краткосрочной терапии, однако оригинальная модель Краткосрочной Стратегической Терапии сформулирована и зарегистрирована проф. Джорджио Нардонэ в Центре стратегической терапии (Ареццо, Италия). Эта модель не только получила международное признание научного сообщества, она зарегистрирована как авторский патент и представляет собой реальную научную школу, имеющую своего предшественника. В 1989 году Пол Вацлавик в предисловии к книге «Искусство быстрых изменений: Краткосрочная стратегическая терапия», определил работу своего ученика и последователя Джорджио Нардонэ как фундаментальный вклад «в современное усовершенствование системной и эриксоновской психотерапии, и [в то,] что теперь уже принято называть стратегической терапией… [Он] сумел развить существующие идеи и разработать совершенно оригинальные стратегии, интегрируя нашу модель системного подхода в рамки своей личной работы» (с.7).

Модель КРАТКОСРОЧНОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ ® в современном виде отвечает требованиям научности, предъявляемым к любым научным теориям. Она соответствует таким критериям научной строгости как:

  • Эффективность – результативность применения протоколов в практике составляет 88 %, для тревожно-фобических расстройств – более 90%.
  • Экономность – достижение результата за разумно короткий срок (в большинстве случаев в пределах 10 консультаций), когда решение проблемы не может быть приписано случайно действующим факторам.
  • Воспроизводимость результатов – результаты применения модели должны быть аналогичны не только на проблемах одного типа, но и на всех субъектах, имеющих данную проблему.
  • Передаваемость — возможность обучения специалистов, которые используя модель в своей работе, могут добиться результатов, отличающихся незначительно от показателей автора подхода.
  • Предсказательность – предсказуемость результатов применения модели. Включение в протокол маневров с ограниченным количеством возможных эффектов (не более 2-3), что позволяет в зависимости от достигнутых промежуточных результатов, уточнить и скорректировать понимание проблемы («уточнить прицел» работы).

Работать на основе данного подхода могут специалисты – психологи, врачи, получившие обучение Центра Стратегической Терапии (Ареццо), что закрепляется выдачей сертификатов программы Мастер международного образца. В России действует две двухгодичные мастерские программы: в Москве (с 2009 года) и в Новосибирске (с 2012 года).

В поддержку распространения подхода профессора Дж.Нардонэ в России на русском языке выпущены книги:

«Искусство быстрых изменений. Краткосрочная стратегическая терапия»(2006), «Страх, паника, фобия. Краткосрочная терапия» (2008), «В плену у еды: Краткосрочная стратегическая терапия при нарушениях пищевого поведения» («2010), «Магическая коммуникация. Стратегический диалог в психотерапии» (2011).